Статьи  >>  Литература древнего Востока
От: MilanaK


Опубликовано: Декабрь 1, 2011

ЛИТЕРАТУРА ИРАНА

ВВЕДЕНИЕ

Литература Ирана -одна из немногих литератур мира, имевших свою античность и сохранивших на протяжении более двух с половиной тысяч лет непрерывность и преемственность своих традиций. Однако поскольку иранские племена и народности вышли на историческую арену позже, чем многие народы древнего Востока, их литература является относительно молодой.

Содержание термина «литература Ирана» неодинаково для различных исторических периодов, а потому -условно. Древнеиранская литература создавалась на огромной территории Иранского нагорья и прилегающих к нему областей Средней Азии многочисленными иранскими племенами и народностями. Литература средних веков, особенно IX -XV вв., включила в себя богатейшие литературно - художественные ценности, созданные иранскими народами и народами, пользовавшимися персидским языком (фарси) в качестве литературного. Поэтому в создании этой литературы участвовали не только иранские народы, населявшие территорию современного Ирана, прилегающие к нему области современного » Афганистана и Средней Азии, но и народы северо - западной Индии и даже частично Закавказья и Малой Азии. С XVI в., начала формирования персидской национальности, под литературой Ирана следует понимать уже художественное творчество одних персов, населявших и населяющих территорию современного Ирана.

Главную роль в оформлении литературы Ирана играли всегда сами иранцы, и не только западные (предки современных персов), но п многочисленные восточноиранские племена и народности, являющиеся предками современных таджиков.

Политическая, хозяйственная и языковая близость восточных и западных иранцев, существовавшая на протяжении многих веков, способствовала развитию тесных культурных связей между ними. Это привело к тому, что на отдельных исторических этапах художественное творчество, создаваемое на западе и востоке иранского мира, спаялось воедино, составив общую литературу. Так обстоит дело для древней (до III в. н. э) и особенно для так называемой классической литературы (IX -XV вв.). Как персы, так и таджики считают эту литературу своей родной. Поэтому неправильно приписывать заслуги в ее создании одним персам, как это делала вся буржуазная наука, но неверно также было бы приписывать эти заслуги одним таджикам.

Литература Ирана оставила большой след в литературе Востока.

Культурные традиции древнего Ирана, вобравшие в себя до некоторой степени культурные достижения более древних народов соседнего Двуречья, Египта, Греции и др., получили дальнейшее развитие в эпоху феодализма. Обогащенные воздействием арабской культуры в средние века, они были творчески усвоены рядом других народов. Именно поэтому иранская культура стала занимать огромное место в культурах и литературах тех областей, которые условно иногда именуются «мусульманским миром». В этом смысле можно говорить о древнеиранской и ранне - классической литературе Ирана как об античном этапе для многих усвоивших ее традиции тюркоязычных литератур (турецкой, азербайджанской, узбекской), литератур Афганистана, северо - западной Индии, не говоря уже о литературах современного Ирана и советского Таджикистана. При этом литература .иранцев испытывала в свою очередь влияние литератур народов Индии, арабов, азербайджанцев и др.

Немаловажное значение имела литература Ирана и для культур европейских народов.

Начиная с XIX в. она притягивала к себе взоры не только ученых исследователей, но и художников слова. Имена Фирдоуси (X в.начало XI в.), Омара Хайяма (XI -XII вв.), Саади (ХШв.) и Хафиза (XIV в.) стоят в одном ряду с именами Гомера, Данте, Петрарки, Шекспира, Пушкина и других великих поэтов. Эта литература в какой - то мере оказала воздействие на творчество Жуковского, Пушкина, Фета, Гёте, Гейне. Ее стилистические приемы были так своеобразны, что в результате знакомства с ней у европейцев появилось понятие о так называемом (правда, довольно неточно) восточном стиле.

Как известно, для научного освоения литературного наследия каждого народа первостепенное значение имеет сохранность его памятников. Иранские же памятники древности и средних веков дошли до нас уже в трансформированном виде, и сохранность их значительно хуже, чем памятников более древнего Китая.

Это произошло в силу нескольких причин.

Во - первых, удобный и дешевый материал для письма получил у иранцев распространение довольно поздно (VII в.), а книгопечатание развилось только в XIX в. Память и пришедшая ей на смену рукопись не .могли обеспечить хорошей сохранности памятников.

Во - вторых, почти одновременно с распространением письменности у иранцев (VI в. до н. э.) выделилась и господствующая религия. Ее служители стали заботиться о сохранении памятников только угодной им идеологической направленности.

В - третьих, трагическую роль в судьбе памятников сыграли и неоднократные военные вторжения извне.

Наконец, укрепившиеся у господствующих классов Ирана легитимистские представления приводили к замалчиванию наследия, созданного во,времена правления «незаконных»узурпировавших престол династий.

Поэтому - то в изучении истории литературы Ирана имеются белые пятна, иногда протяженностью в несколько столетий (середина III в. до н. э.-III в. н. э.). Имеются в ней и очень слабо освещенные источниками периоды (время арабского владычества -VII -VIII вв. н. э.), и даже от относительно «благополучных» времен, как например, X -XII вв. н. э., сохранились далеко не все памятники.

В этом заключается одна из трудностей воссоздания истории литературы Ирана.

Самые ранние попытки ее изучения относятся к средним векам. В период подъема и развития феодализма литературное творчество иранских народов достигло высокого уровня раавития,. в результате чего появилась необходимость в осмыслении и обобщении созданного. Так родились первые, конечно, еще схоластические, попытки построения своеобразных историй литературы и руководств по поэтике. Влияние их традиций сказывается в литературоведении Ирана и до настоящего времени. Однако с развитием национально - освободительного движения и с вовлечением страны в орбиту мировой истории ее литературоведение делает большие, успехи, хотя по своей методологии оно в основном остается на позициях буржуазной науки. Написаны, например, общие руководства по истории литературы, сделаны переводы на новоперсидский язык многих памятников древности.

В последние десятилетия текстологическая наука Ирана заняла почетное место в мировой иранистике. Многочисленные издания» произведений классической литературы и других источников по ее истории были осуществлены Мухаммадом Казвини, Саидом Нафиси и др.

Большой вклад в изучение литературы Ирана внесли индийские ученые. Ряд памятников был издан также и в Турции.

Кроме «Авесты», переведенной впервые на европейский язык в конце XVIII в., изучение истории литературы Ирана началось, в Европе и в России по существу с XIX в. и на первом этапе сводилось в основном к отдельным переводам поэтических произведений и к пересказам средневековых антологий, содержавших часто - неточные данные о биографиях поэтов. Такова, например, «История изящной словесности Персии» Хаммера - Пургшталля. Только с середины XIX в. стали появляться общие труды по истории древней и средневековой литературы, основанные на непосредственном изучении самих памятников. Это, прежде всего, работы немецкого литературоведа X. Эте, английского ираниста Э. Брауна и русского ориенталиста А. Е. Крымского, вобравшие достижения своих уже довольно многочисленных предшественников. С XX столетия начали выходить и очерки литературы Ирана нового и новейшего делала вся буржуазная наука, но неверно также было бы приписывать эти заслуги одним таджикам.

Литература Ирана оставила большой след в литературе Востока.

Культурные традиции древнего Ирана, вобравшие в себя до некоторой степени культурные достижения более древних народов соседнего Двуречья, Египта, Греции и др., получили дальнейшее развитие в эпоху феодализма. Обогащенные воздействием арабской культуры в средние века, они были творчески усвоены рядом других народов. Именно поэтому иранская культура стала занимать огромное место в культурах и литературах тех областей, которые условно иногда именуются «мусульманским миром». В этом смысле можно говорить о древнеиранской и ранне - классической литературе Ирана как об античном этапе для многих усвоивших ее традиции тюркоязычных литератур (турецкой, азербайджанской, узбекской), литератур Афганистана, северо - западной Индии, не говоря уже о литературах современного Ирана и советского Таджикистана. При этом литература иранцев испытывала в свою очередь влияние литератур народов Индии, арабов, азербайджанцев и др.

Немаловажное значение имела литература Ирана и для культур европейских народов.

Начиная с XIX в. она притягивала к себе взоры не только ученых исследователей, но и художников слова. Имена Фирдоуси (X в.начало XI в.), Омара Хайяма (XI -XII вв.), Саади (ХНГв.) и Хафиза (XIV в.) стоят в одном ряду с именами Гомера, Данте, Петрарки, Шекспира, Пушкина и других великих поэтов. Эта литература в какой - то мере оказала воздействие на творчество Жуковского, Пушкина, Фета, Гёте, Гейне. Ее стилистические приемы были так своеобразны, что в результате знакомства с ней у европейцев появилось понятие о так называемом (правда, довольно неточно) восточном стиле.

Как известно, для научного освоения литературного наследия каждого народа первостепенное значение имеет сохранность его памятников. Иранские же памятники древности и средних веков дошли до нас уже в трансформированном виде, и сохранность их значительно хуже, чем памятников более древнего Китая.

Это произошло в силу нескольких причин.

Во - первых, удобный и дешевый материал для письма получил у иранцев распространение довольно поздно (VII в.), а книгопечатание развилось только в XIX в. Память и пришедшая ей на смену рукопись не могли обеспечить хорошей сохранности памятников.

Во - вторых, почти одновременно с распространением письменности у иранцев (VI в. до и. э.) выделилась и господствующая религия. Ее служители стали заботиться о сохранении памятников только угодной им идеологической направленности.

В - третьих, трагическую роль в судьбе памятников сыграли и неоднократные военные вторжения извне.

Наконец, укрепившиеся у господствующих классов Ирана легитимистские представления приводили к замалчиванию наследия, созданного во времена правления «незаконных»узурпировавших престол династий.

Поэтому - то в изучении истории литературы Ирана имеются белые пятна, иногда протяженностью в несколько столетий (середина III в. до н. э.-III в. н. э.). Имеются в ней и очень слабо освещенные источниками периоды (время арабского владычества -VII -VIII вв. н. э.), и даже от относительно «благополучных» времен, как например, X -XII вв. н. э., сохранились далеко не все памятники.

В этом заключается одна из трудностей воссоздания истории литературы Ирана.

Самые ранние попытки ее изучения относятся к средним векам. В период подъема и развития феодализма литературное творчество иранских народов достигло высокого уровня развития,, в результате чего появилась необходимость в осмыслении и обобщении созданного. Так родились первые, конечно, еще схоластические, попытки построения своеобразных историй литературы и руководств по поэтике. Влияние их традиций сказывается в литературоведении Ирана и до настоящего времени. Однако с развитием национально - освободительного движения и с вовлечением страны в орбиту мировой истории ее литературоведение делает большие успехи, хотя по своей методологии оно в основном остается на позициях буржуазной науки. Написаны, например, общие руководства по истории литературы, сделаны переводы на новоперсидский язык многих памятников древности.

В последние десятилетия текстологическая наука Ирана заняла почетное место в мировой иранистике. Многочисленные издания произведений классической литературы и других источников по её истории были осуществлены Мухаммадом Казвини. Саидом Нафиси и др.

Большой вклад в изучение литературы Ирана внесли индийские ученые. Ряд памятников был издан также и в Турции.

Кроме «Авесты», переведенной впервые на европейский язык в конце XVIII в., изучение истории литературы Ирана началось в Европе и в России по существу с XIX в. и на первом этапе сводилось в основном к отдельным переводам поэтических произведений и к пересказам средневековых антологий, содержавших часто неточные данные о биографиях поэтов. Такова, например, «История изящной словесности Персии» Хаммера - Пургшталля. Только с середины XIX в. стали появляться общие труды по истории древней и средневековой литературы, основанные на непосредственном изучении самих памятников. Это, прежде всего, работы немецкого литературоведа X. Эте, английского ираниста Э. Брауна и русского ориенталиста А. Е. Крымского, вобравшие достижения своих уже довольно многочисленных предшественников. С XX столетия начали выходить и очерки литературы Ирана нового и новейшего времени. Их авторамп были Э. Браун и советский исследователь К. И. Чайкин. В СССР профессором Е. Э. Бертельсом была предпринята попытка создания очерка всей литературы Ирана. Советская наука внесла свежую струю в иранское литературоведение. На основе марксистско - ленинской методологии был воссоздан 'в главных чертах литературный процесс Ирана и переосмыслены его отдельные моменты. Советские ученые опубликовали монографии о творчестве великих иранских поэтов, о фольклоре иранских народов, осуществили ряд ценных переводов и публикаций текстов. В этом большая заслуга ученых советского Таджикистана и в первую очередь писателя и филолога Садриддина Айни, а также профессоров Е. Э. Бертельса, А. Н. Болдырева, И. С. Брагинского и др.

Борьба советских ученых за признание права таджикского парода на иранское классическое наследие нашла поддержку в странах народной демократии. В 1956 г. в Праге вышла из печати под редакцией академика Я. Рыпки солидная работа целого коллектива авторов по истории литературы персов и таджиков, переведенная затем на западноевропейские языки.

Однако, несмотря на определенные достижения в изучении литературы Ирана у нас в стране и за рубежом, она не может считаться достаточно исследованной. Вот почему еще трудно ответить на многие вопросы, которые встают при знакомстве с обширным литературным наследием иранских народов.

Один из таких вопросов -научная историческая периодизация литературы Ирана.

В результате отставания изучения литератур Востока от литератур Запада эта проблема долгое время подменялась систематизацией, классификацией и даже каталогизацией материала по какому - либо формальному признаку: географическому, жанровому, языковому, династийному или алфавитному. Иногда же некоторые из них использовались в сочетании друг с другом. Эти зародившиеся в средние века традиции в построении истории литературы Ирана не изжиты до конца и в наши дни, и еще не создана единая общепринятая периодизация, основанная на закономерностях литературного процесса, обусловленных в конечном итоге изменением материальных условий жизни народа.

За время существования литературы Ирана сменилось несколько общественно - экономических формаций, много династий, произошли огромные исторические события, насыщенные борьбой с иноземными завоевателями и острыми классовыми столкновениями.

Естественно, что литература как идеологическая надстройка не могла не отражать изменения, происходившие в экономическом базисе. Она отражала их часто не сразу, не непосредственно и в своеобразной форме. Поэтому периодизация литературного процесса не всегда совпадает с границами исторических эпох и периодов. Это относится, например, к верхней границе средневековой эпохи.

Учитывая особенности развития литературы Ирана, представляется целесообразным определить границы основных периодов ее истории следующим образом:

1. Литература древней эпохи с момента появления элементов художественного творчества в условиях первобытнообщинного строя, кончая возникновением феодализма (с древнейших времен до III -IV вв. н. э.).

2. Литература эпохи средних веков -с возникновения феодализма до середины XVII в.

3. Литература нового времени -с середины XVII в. до эпохи Великой Октябрьской социалистической революции.

4. Литература новейшего времени -с эпохи Великой Октябрьской революции до наших дней.

Древний этап в истории литературы Ирана хронологически охватывает эпоху первобытнообщинного (до середины I тыс. до н. э.) и рабовладельческого строя (с середины I тыс. до н. э. до III -IV вв. н. э.).

Словесность древнего Ирана создавалась многочисленными иранскими племенами и народностями, в разное время заселившими значительную часть Средней Азии и Иранское нагорье.

Так, в западном Иране предки иранцев появились лишь в 1 тыс. до н. э. Здесь они, видимо, смешались с местным населением и образовали группу западноиранских племен. Установлено также, что и восточные иранцы уже в глубокой древности не были этнически «чистыми» племенами. Иранские племена находились на разной ступени развития. Одни, как например, персы, бактрийцы, были оседлыми, другие, как массагеты, саки и тохары,кочевыми. Неравномерно развивались и их социально - политические отношения. Так, например, западные иранцы раньше восточных вступили на путь рабовладения. Они же первыми создали и свою государственность.

К IX в. до н. э. на северо - западе Ирана и территории современного Азербайджана возник мидийский племенной союз. К началу VI в. до н. э. Мидия, находившаяся в стадии разложения родового строя, была уже сильной державой, покорившей несколько соседних народов. Покоренными оказались и персидские племена, населявшие юго - западную часть Иранского нагорья. В середине VI в. до н. э. персидские племена положили конец мидийскому владычеству. После покорения Мидии союз персидских племен стал превращаться в рабовладельческое государство. По имени правящей династии его называют Ахеменидским (550 -330 гг. до н. э.). В момент его наивысшего расцвета при Дарий I Гистаспе (522 -486 гг. до н. э.) в его состав кроме Иранского нагорья, территории современного Азербайджана и южной части Средней Азии входили также Малая Азия, Вавилония, Армения, Фракия, Сирия, Палестина, Египет, Киренаика, Аравия, острова Эгейского моря, северо - восточная часть Балканского полуострова, Македония и даже области по реке Инд. К этому времени государство Ахеменидов стало централизованной рабовладельческой восточной деспотией.

Культура Ирана в это время была уже довольно высокой. Развивались ремесла, проводилось строительство дорог, каналов, дворцов. В культуре сказывалось влияние покоренных народов, в частности египетского и особенно ассиро - вавилонского. Последнее прослеживается на примере сюжетов наскальных изображений и мифов, в иранском календаре и др. Были заимствованы, правда не непосредственно, и элементы ассиро - вавилонской клинописи, которую приспособили к древиеиерсидскому языку. С абсолютной достоверностью появление древнеперсидских клинообразных надписей можно датировать лишь VI в. до н. э. Делают предположение, что на этом языке составлялись лишь особо важные документы, имеющие общегосударственное значение. Как правило, они сопровождались параллельными эламским и вавилонским переводами. В пестрой но этническому составу Ахеменидской империи не было единого языка. Даже в колыбели Ахеменидского государства -Фарсе хозяйственная отчетность царского двора велась па языке коренного населения этой области -эламском. Для государственной переписки употреблялся международный язык того времени -арамейский, пользовавшийся особым письмом. Писали тогда на скалах, стенах различных сооружений, глиняных и металлических таблетках и коже. Отдельные столбцы наскальных надписей и глиняные таблетки служили прообразом книжных страниц. Глиняные таблетки могли складываться уже в «книги».

В настоящее время верования древних иранцев далеко не полностью поддаются рекострукции, но очевидно, что они прошли тот же путь, что и верования других народов на этом этапе: древнейшие фетишистские и позднейшие тотемистические представления сменились у них анимистическими; из последних же выросли культ природы и культ предков, давшие толчок соответственно к развитию мифологии и эпоса.

Отдельные конкретные представления, имена божеств и героев, отдельные мифологические сюжеты у древних иранцев были близки к представлениям и именам, содержащимся в верованиях и мифологии древних индийцев. Это свидетельствует об общем индоиранском прошлом этих народов.

В доклассовом обществе в пантеоне древних иранцев, отражавшем реальные взаимоотношения людей на земле, не выделялся ни один из богов. Тенденция к его выделению становится заметной в период возникновения рабовладения (проповедь полулегендарного пророка Зороастра -Заратуштры). Со времени воцарения Ахеменидов, заботившихся об укреплении господства рабовладельцев и своего собственного, в качестве верховного божества утверждается Ахура - Мазда -бог неба, солнца, творец всего сущего, покровитель царской власти.

Эта религия, так называемый маздаизм, сразу не уничтожила старые культы племен. Не уничтожила она и распространявшееся тогда вероучение Зороастра. И. М. Дьяконов («История Мидии») делает предположение, что учение Зороастра, получившее дальнейшее развитие, ранее всего было воспринято в качестве официального в Мидии в VII -VI вв. до н. э.

О соотношении ранних форм зороастризма и маздаизма до сих пор нет единого мнения, хотя и можно считать доказанным отсутствие тождества этих двух явлений. Однако (представление о борьбе двух начал на земле -добра и зла, света и тьмы, культ Ахура - Мазды. культ огня и идеализация земледелия были свойственны как зороастризму, так и маздаизму. При этом Ахемениды, по - видимому, не считали овод зороастризма«Авесту» священным сводом, а Зороастра -пророком. Наиболее распространенные толкования слова «Авеста» -«основа», «закон», «религиозное уложение». Некоторые исследователи выдвигали гипотезу о происхождении этого слова от того же корня, от которого произошло и санскритское «Веда», т. е. «знание». Последнее этимологическое толкование возводит это слово к корню, обозначающему «восхваление».

Ахеменидское государство в 30 - х годах IV в. до н. э. было завоевано Александром Македонским и вошло в состав его военно - рабовладельческой империи. После смерти Александра (323 г. до н. э.) области, населенные иранцами, являлись вначале провинциями государства Селевкидов, а с III в. до и. э. от него от - Митра, Накширустем кололись среднеазиатские области, в которых жили бактрийцы, хорезмийцы и парфяне. Образовались Греко - бактрийское и Парфянское царства. Первое, управляемое потомками полководца Селевкидов, фактически прекратило свое существование уже во II в. до н. э. в результате нашествия кочевников -кушан (между 140 и 129 гг. до н. э.). Второе же, подвластное династии Аршакидов, вышедшей из парфяноких племен, сохраняло свое значение в продолжении более четырех с половиной столетий (247 т. до п. э. -224 г. н. э.). Постоянно ведя борьбу за присоединение соседних земель, Аршакиды стремились восстановить былое могущество Ахеменидской империи. В результате к своей коренной области, расположенной к востоку и юго - востоку от Каспийского моря, им удалось присоединить все Иранское нагорье, Армению, часть Месопотамии и восточноиранской провинции Маргианы, а также успешно соперничать с азиатскими государствами и Римской империей.

Есть основания полагать, что с момента падения Ахеменидской державы в самом социально - экономическом строе государственных образований, расположенных на территории древнего Ирана, принципиальных изменений не произошло. Господствовали рабовладельческие отношения, но сохранялись и пережитки первобытнообщинного строя.

В период греко - македонского господства в иранские области все активнее вливаются элементы греческой культуры. Так, с проникновением греческого языка в Греко - бактрийском царстве наряду с арамейским письмом употребляется греческое, а летосчисление ведется по селевкидской эре, одновременно с местными божествами почитаются также эллинские (например, Зевс, Афина, Аполлон и Др.). В то же время культура Греции обогащается элементами восточных культур, в результате чего возникает так называемая эллинистическая культура. Помимо культурного взаимодействия восточного Ирана с Грецией имело место также и общение его с западным Ираном и с соседними странами Востока, в частности Индией и Китаем. Элементы их культур засвидетельствованы в верованиях и памятниках искусства Греко - бактрийского царства.

Традиция использования греческого письма в областях, населенных восточными иранцами, наблюдается и после падения Греко - бактрийского царства -в царстве Великих Кушанов (I -IV вв. н. э.), государстве эфталитов - хионитов (V -VI вв. н. э.) и в Согде вплоть до VIII в. включительно.

Греческое влияние ощущалось также л в культуре Парфянского царства, которое, подобно культуре Ахеменидской империи, впитало в себя черты нескольких культур.

Поклонение греческим богам сосуществовало здесь с зороастризмом и различными местными культами. До I в. н. э. на парфянских монетах чеканились легенды на греческом языке греческим же алфавитом. Только с середины I в. н. э. с усилением местной реакции на иноземное влияние греческие легенды заменяются парфянскими (парфянский язык относится к языкам среднеиранской языковой группы), выполненными одной из разновидностей арамейского алфавита. В конце I тыс. до н. э. на крайнем северо - востоке иранского мира вместе с распространением буддизма был воспринят определенными кругами и алфавит буддийских произведений.

Парфянское царство прекратило свое существование в результате победоносного восстания персов, возглавляемого представителем рода Сасанидов (224 -651 гг.).

В эту эпоху зороастризм, претерпев значительные изменения, приобрел свои догматические формы.

Дуализм древнейших представлений получил в этом учении законченный вид. Извечная борьба сил добра и зла, мрака и тьмы, возглавляемая покровителем людей Ахура - Маздой и покровителем злых сил Ангра - Маныо, должна окончиться победой сил света и добра. Зороастрийские жрецы внесли в религию разработанную демонологию и эсхатологию, многое сохранив из древнейших верований. Так, они предписывали почитать огонь, воду, землю и воздух и не осквернять эти стихии захоронением мертвых тел. Тела выносили на каменистые холмы на съедение хищным птицам и животным, и хоронили в особых сосудах уже очищенные кости. Большое место в зороастризме занимал культ огня, который постоянно пылал в специальных храмах. Отсюда и распространенное, хотя и неточное название последователей этой веры«огнепоклонники». Сохранился культ и другого древнего бога -бога Света, Правды и Победы Митры, почитание которого связывалось с культом скотоводства. Утверждалась этика, согласно которой человек должен быть честным, скромным и правдивым земледельцем.

Зороастризм, значительно измененный, сохранился до наших дней в Индии, куда бежали его адепты, преследуемые мусульманами. Зороастрийцы называются сейчас парсами и образуют свою религиозную общину.

Литература древнего Ирана в течение длительного времени служила в основном предметом общефилологического и лингвистического анализа, что хотя и подготовило почву для работы литературоведов, но все же не означало литературоведческого изучения памятников. Последними достижениями в этой области являются работы советских ученых. Труды профессора Е. Э. Бертельса и профессора И. С. Брагинского внесли значительный вклад в изучение литературного творчества древних иранцев. Ценными являются работа И. М. Оранского «Введение в иранскую филологию», подводящая итоги изучению культуры, языковых данных и древней письменности иранцев, а также исследования о религии древних иранцев, академика В. В. Струве, профессора И. М. Дьяконова, труды профессора К. В. Тревер, профессора С. П. Толстова и др.

Памятники словесности древнего Ирана принадлежат к древ - неираиской языковой эпохе. К ней относятся памятники на «авестийском» и древпеперсидском языках. Этих памятников сравнительно немного. Они являются продуктом творчества западных и восточных иранцев. Такой памятник, как «Авеста», является общим наследием таджикского, персидского, афганского народов, а отчасти и азербайджанского. Все это позволяет называть наследие, созданное иранцами в древнюю эпоху, как древнеперсидской, так и древнетаджикской литературой, имея в виду условность термина «литература» по отношению к древнему творчеству.

Древпеиранская словесность создавалась в различных социально - экономических условиях, и если в древнейших памятниках той эпохи и их слоях отражаются представления и идеалы древних свободных общинников, то в позднейших уже встречаются мотивы прославления рабовладельцев.

Несмотря на такие идейно - тематические сдвиги, иранская словесность характеризуется общими чертами, присущими всякой словесности древней эпохи.

Она зародилась в первобытном синкретическом искусстве и выделилась из раннего действа. Однако этот процесс не завершился в рассматриваемую эпоху (даже в раннесредневековой лирике слово еще не отделилось целиком от мелодии).

Отражая процесс развития человеческого мышления, эта словесность только начала высвобождаться из синкретического целого.

В иранской словесности в отличие от древнекитайской и древнеиндийской не было создано произведений художественной литературы в полном смысле этого слова. Дошедшие до нас памятники несут на себе черты первобытной образности, в которой заключались, по определению Г. Н. Поспелова, «зародыши будущих идеологических систем -религиозных, философских, этических, художественных, но не в меньшей, а, может быть, даже в большей мере, зародыши будущих естественных наук». В одних памятниках эта особенность выступает очень ярко (например, в «Авесте»), в других, отражающих более высокую ступень развития сознания,менее отчетливо. С этой чертой древней словесности, как и с контролем господствующих классов (главным образом жречества) над письменностью, связана та особенность иранских памятников древности, что они сохраняют явную или в различной степени прикрытую практическую направленность.

Важным процессом в развитии древнеиранской словесности являлось ее движение от устного, коллективного творчества к письменному, индивидуальному, авторскому.

Устное творчество безраздельно господствовало, как с полной достоверностью можно предположить, до VI в. до ,н. э., т. е. до того времени, пока оно не вступило во взаимодействие с творчеством письменным.

Однако процесс перехода к авторскому письменному творчеству не был завершен в рамках рассматриваемой эпохи. Если памятники письменного творчества уже появлялись (надписи Ахеме - нидов), то в отличие от более древней словесности Китая и Индии иранская словесность на протяжении этого времени была целиком творчеством доавторским. Только некоторые ее памятники (особенно конца эпохи) приписываются определенным авторитетам (пророкам, царям), чьи имена должны были придать особый вес проповедуемым идеям.

Памятники древнеиранской словесности отличаются чертами, характерными для переходного этапа от устного коллективного творчества к письменному, индивидуальному, авторскому. Все они сохраняют связь с устным творчеством. Значительная доля сохранившегося материала, прошедшего классовый отбор и обработку, многослойна, и это позволяет рассматривать его как запись устного творчества разных эпох, как продукт устного и письменного творчества одновременно. При этом заметен процесс использования общенародного наследия в интересах определенного религиозно - философского учения (зороастрийского) в интересах господствующих групп.

Тем не менее далеко не все устное творчество нашло отражение в известных нам памятниках и, по всей видимости, в большой степени никогда не было закреплено в письменной форме, что обусловливалось как классовыми соображениями (с момента возникновения письменности она находилась в руках рабовладельческой знати), так и поздним распространением дешевого и удобного материала для письма.

В словесности древней эпохи произошли изменения и в отношении выделения литературных родов и видов.

В устной традиции роды и виды эпического и лирического характера бытовали, очевидно, как песня. Что касается драмы, то ее зачатки только еще зародились.

Древнейший памятник иранцев«Авеста» содержит в себе зачатки будущих литературных родов и некоторых литературных видов. Причем древнейшие слои отражают развитие форм устного народного творчества.

Выделение в письменном творчестве определенного самостоятельного жанра относится к VI в. до н. э.к эпохе становления классового общества. Это первые образцы летописной литературы.

Как в дальнейшем происходила дифференциация литературных родов и видов, проследить по сохранившимся памятникам затруднительно, ибо пять столетий в истории древненранской словесности («Парфянская эпоха»-III в. до н. э.-III в. н. э.) почти не документированы и дошедшие до нас памятники словесности отражают ее состояние в основном уже с V в. н. э.

Отрывок из рукописи «Авеста»

За время существования древней словесности помимо выделения многих жанров произошли и изменения в поэтике.

На протяжении веков меняется характер образности и приемов, черпаемых из устной традиции.

Важным процессом в развитии древнеиранской словесности являлось ее движение от устного, коллективного творчества к письменному, индивидуальному, авторскому.

Устное творчество безраздельно господствовало, как с полной достоверностью можно предположить, до VI в. до н. э., т. е. до того времени, пока оно не вступило во взаимодействие с творчеством письменным.

Однако процесс перехода к авторскому письменному творчеству не был завершен в рамках рассматриваемой эпохи. Если памятники письменного творчества уже появлялись (надписи Ахеме - нидов), то в отличие от более древней словесности Китая и Индии иранская словесность на протяжении этого времени была целиком творчеством доавторским. Только некоторые ее памятники (особенно конца эпохи) приписываются определенным авторитетам (пророкам, царям), чьи имена должны были придать особый вес проповедуемым идеям.

Памятники древнеиранской словесности отличаются чертами, характерными для переходного этапа от устного коллективного творчества к письменному, индивидуальному, авторскому. Все они сохраняют связь с устным творчеством. Значительная доля сохранившегося материала, прошедшего классовый отбор и обработку, многослойна, и это позволяет рассматривать его как запись устного творчества разных эпох, как продукт устного и письменного творчества одновременно. При этом заметен процесс использования общенародного наследия в интересах определенного религиозно - философского учения (зороастрийского) в интересах господствующих групп.

Тем не менее,далеко не все устное творчество нашло отражение в известных нам памятниках и, по всей видимости, в большой степени никогда не было закреплено в письменной форме, что обусловливалось как классовыми соображениями (с момента возникновения письменности она находилась в руках рабовладельческой знати), так и поздним распространением дешевого и удобного материала для письма.

В словесности древней эпохи произошли изменения и в отношении выделения литературных родов и видов.

В устной традиции роды и виды эпического и лирического характера бытовали, очевидно, как песня. Что касается драмы, то ее зачатки только еще зародились.

Древнейший памятник иранцев«Авеста» содержит в себе зачатки будущих литературных родов и некоторых литературных видов. Причем древнейшие слои отражают развитие форм устного народного творчества.

Выделение в письменном творчестве определенного самостоятельного жанра относится к VI в. до н. э.к эпохе становления классового общества. Это первые образцы летописной литературы.

Как в дальнейшем происходила дифференциация литературных родов и видов, проследить по сохранившимся памятникам затруднительно, ибо пять столетий в истории древнеиранской словесности («Парфянская эпоха»-III в. до н. э.-III в. н. э.) почти не документированы и дошедшие до нас памятники словесности отражают ее состояние в основном уже с V в. н. э.

В противовес профессиональной литературе средних веков, приемы которой часто специально применялись, поэтический стиль памятников древнеиранской литературы остается в целом безыскусственным и отражает «естественную» поэтику устного народного творчества и устной же проповеднической и наставительной речи.

Подобно древнекитайской и древнеиндийской словесности, она была самобытна и с момента своего возникновения отражала жизнь иранцев в образах и формах, рожденных условиями существования народа.

Однако в результате общения с соседними народами и народами - завоевателями в древнеиранскую словесность в разное время проникли ассиро - вавилонские, греческие и индийские элементы.

Процессы развития древнеиранской словесности, составляющие часть мирового литературного процесса, подтверждаются конкретным анализом ее памятников.






Скрыть комментарии (0)

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Древнееврейская литература«АВЕСТА» »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии