Статьи  >>  Литература древнего Востока
От: MilanaK


Опубликовано: Сентябрь 23, 2011

ПАМЯТНИКИ ШУМЕРСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ

Шумерская письменность возникла, по-видимому, на рубеже IV -III тыс. до н. э. Сначала, она носила пиктографический характер, потом знаки стали принимать вид клиньев (в зависимости от нажима при выдавливании знаков в мягкой глине, каждая черточка утолщалась с одного конца и заострялась с другого). Наряду с идеограммами появлялись силлабические знаки.

Большинство литературных произведений дошло до нас в поздних копиях (II тыс. до н. э.). Точное хронологическое определение каждого памятника возможно лишь в редких случаях. Более ранние и более поздние сюжеты выявляются по намекам на те, или иные исторические события.

Авторы литературных произведений были связаны с двором и храмами и выражали взгляды рабовладельческой аристократии, чуждые использованной ими народной поэзии.

Среди сохранившихся памятников шумерской поэзии преобладают мифы о богах и героях. Основными сюжетами являются: сотворение мира и людей, различные открытия и усовершенствования, произведенные богами, потоп, смерть и воскресение богини плодородия, и, наконец, подвиги различных героев.

Нам хорошо известна шумерская космогония. Изначала существовал вечный, первичный океан. Затем в его недрах появилась гора, состоящая из неба (бог Ан) и земли (богиня Ки), слитых воедино. Рожденный ими бог воздуха Энлиль отделил отца от матери и создал растения и животных. Далее рассказывается, как богиня Нинлиль пленила Энлиля, увидевшего ее во время купанья (произошло это не случайно, а в результате женской хитрости). Плодом их любви был бог луны Паннар, а детьми последнего оказались бог солнца Уту и богиня плодородия Инанна. Так образовалось несколько поколений богов.

Интересен шумерский миф о сотворении людей. Цель этого акта указывается вполне откровенно. Люди необходимы для того, чтобы кормить богов. Этот мотив сразу выдает жрецов как создателей мифа. Сам процесс творчества показан как ряд опытов, производимых богом мудрости Энки и богиней земли Нипмах. Они собирают и замешивают глину, лепят фигурки и оживляют их. Энкп преследует неудача. Вылепленный им человек не может ни стоять, ни лежать, ни говорить, ни принимать пищу. Творчество Нинмах оказывается удачнее. Она создает шесть типов людей, получающих различное назначение, в том числе бесплодную женщину, которая должна работать в «женском доме» (очевидно, имеется в виду рабыня, лишенная права на семейную жизнь), и евнуха, который должен служить - царю. Классовая идеология отражается в этих представлениях о фатальном предопределении жизненного пути различных людей.

Развитие хозяйства в шумерских мифах приписывается изобретательности богов, выполняющих роль «культурных героев» и напоминающих античного титана Прометея. Таков божественный пастух овец и коз Лахар и его сестра - богиня зерна Ашиап. Эн-лиль и Энки устроили для Лахара загоны, а его сестру одарили плугом и ярмом. После этого наступило всеобщее изобилие. Прежде не только люди, но даже боги питались травой, и пили воду. Теперь появились хлеб, молоко и шерстяные одежды. Однако дело не обошлось без ссоры и споров о первенстве, закончившихся победой богини земледелия над богом скотоводства.

Тот же мотив столкновения божеств, ведающих разными хозяйственными сферами, мы находим в мифе о двух братьях - Эмеше (лете) и Энтене (зиме) и особенно в поэме о сватовстве Инанны, которая отдает предпочтение пастуху перед земледельцем. В этих повествованиях нашла свое отражение борьба пастушеских и земледельческих племен, пришедших на смену первобытным охотникам.

Создание ирригационной системы, без которой в Месопотамии был невозможен прогресс земледелия, также нашло отражение в мифах.

Мечта народных масс об облегчении непосильного труда воплотилась в фантастический образ доброго бога Иинурты, который побеждает злого демона Азага, усмиряет беспорядочную водную стихию, создает плотину из камней и наполняет свежей водой высохшие реки. Позже, в классовом обществе, художественные образы, созданные древними скотоводами и земледельцами, становятся над народом и достижения людей превращаются в благодеяния богов.

Иногда прорывается противоположная тенденция: прославляются первобытные времена как период мира и благоденствия, а современность рассматривается как результат упадка и деградации. Мечта о рае на земле привела к созданию легенды о блаженных первобытных временах. Когда - то на острове Дильмуне (первоначальной родине шумеров на Персидском заливе) царила райская жизнь. Не было ни страха, ни вражды. Львы, гиены, волки и змеи были неизвестны людям. Господствовал один общий язык. По воле богов люди лишились этого первобытного рая.

Впрочем, судя по мифу о потопе, сохранившемуся в отрывках, рай на Дильмуне не исчез, и для человека, исключительно благочестивого, сохраняется возможность попасть туда. Так, добродетельный Зиусудра, который спасся в ковчеге от потопа, посланного богами на грешную землю, получил бессмертие и был перенесен на райский остров.

Особое место занимает в шумерской мифологической литературе поэма о смерти и воскресении богини плодородия Инанны. Это обширное произведение изобилует мелкими повторяющимися деталями. Если в народной поэзии такие рефрены были связаны с ритмом песни и пляски, то теперь они используются жрецами, стремящимися внушить веру в магическую силу слова, усиливающуюся, если произнести его лишний раз. Богиня попадает в подземный мир и освобождается оттуда по настоянию богов. Однако она должна послать вместо себя другого, и жертвой оказывается ее муж Думузп, которого она отправляет в преисподнюю. Этот патетический момент отличается от сухого повествования остальных частей поэмы своей силой и выразительностью.

Большое количество поэтических произведений 'посвящено центральной фигуре шумерийского эпоса - Гильгамешу. Повествования о его подвигах иногда носят чисто мифический характер, как например, названные выше поэмы о богине Инанне, ее защитнике Гильгамеше и священной иве, и о победе героя над небесным быком. В других случаях мы встречаемся с героическими сказаниями, где сверхъестественные моменты отсутствуют или отступают на задний план. В сказании о войне городов Урука и Киша, Гильгамеш фигурирует в качестве племенного вождя, объявляющего врагу войну после совещания со старейшинами и народом (типичная картина военной демократии).

Поэтические приемы создателей шумерского эпоса отличаются строгой системой. Поэмы, по-видимому, не декламировались, а распевались. Очень часто авторы прибегают к повторам. Иногда для усиления впечатления в начале каждой строфы повторяется одно и то же выражение - анафора - «Что это случилось с моей дочерью? Что это случилось с царицей? Что это случилось с Инанной?».

Во всех этих приемах сказывается восходящий к народной поэзии синкретизм действа, мелодии и слова. В других случаях излюбленный оборот употребляется через строчку и чередуется с другим оборотом. Иногда поэт прибегает к более сложному ритмическому построению - хиазму (первая строфа начинается с подлежащего, а вторая, параллельная ей по содержанию, - со сказуемого). Приведем один образец этого поэтического приема:

Волк ягненка не хватает,

Неведома пожирающая козленка дикая собака.

Другим распространенным жанром была элегия. Одну из них С. Крамер называет первой «книгой Иова». Неведомый страдалец жалуется на несправедливость людей и бога: «Мое справедливое слово превращают в ложь. Лживый человек наслал на меня южный ветер, и я вынужден служить ему. Мой товарищ не говорит мне праведных слов. Мой друг отвечает ложью на мое слово. Несправедливость замышляется против меня, и ты, мой бог, ей не препятствуешь».

Перед нами древнейший образец лирики, свидетельствующей о напряженности социальной обстановки, вызывающей неверие в человеческие силы и пессимистические настроения.

 

ВАВИЛОНСКО-АССИРИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ЛИТЕРАТУРА ДРЕВНЕЙ МЕСОПОТАМИИ (ДВУРЕЧЬЯ)







Скрыть комментарии (0)

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« ЛИТЕРАТУРА ДРЕВНЕЙ МЕСОПОТАМИИ (ДВУРЕЧЬЯ)ВАВИЛОНСКО-АССИРИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии