Статьи  >>  Литература древнего Востока
От: MilanaK


Опубликовано: Июль 15, 2011

ВВЕДЕНИЕ в литературу Древнего Востока

Изучение художественной литературы древнего Египта началось в Европе лишь в середине прошлого столетия. До этого времени были известны только вольные пересказы некоторых египетских сюжетов на греческий язык, сделанные «отцом исторпп» Геродотом. Даже дешифровка древнеегипетских письмен гениальным французским ученым Ф. Шампольоном в 1822 г. не привела на первых порах к существенным сдвигам в этом отношении, ибо в первую очередь были изучены официальные надписи фараонов и вельмож, а также памятники религиозно - магической литературы. Не случайно поэтому в первой половине XIX в. господствовало представление о неспособности египтян к поэтическому творчеству якобы в силу их своеобразного склада ума и отсутствия эстетического чувства.

Этот взгляд, связанный с господствующей концепцией неполноценности восточных народов, выдвинутый Гегелем, долгое время оставался непоколебимым.

Только в 1852 г. наметился перелом в решении этого вопросе.. Французский египтолог де Руже опубликовал предварительный перевод «Сказки о двух братьях», написанной на папирусе. Сказка случайно была приобретена одной английской путешественницей —леди д'Орбиней. Таким образом было выбито оружие из рук скептиков, отрицавших способность египетского народа к художественному творчеству.

В 1868 г. известный русский критик В. В. Стасов познакомил с этой сказкой читателей «Вестника Европы» и самым решительным образом заявил, что египтяне, как и любой народ, обладают поэтическим чувством.

Дальнейшие открытия блестяще подтвердили правоту В. В. Стасова. Особенно большую роль сыграли публикации и исследования В. С. Голепищева. Наиболее точный и обстоятельный обзор литературных памятников древнего Египта дал другой выдающийся русский ученый —академик Б. А. Тураев. Из зарубежных египтологов следует отметить Г. Масперо, Ф. Гриффитса и особенно А. Эрмана и А. Гардинера. Марксистско - ленинский анализ художественной литературы древнего Египта дали советские исследователи: В. В. Струве, Ю. П. Францев, М. Э. Матье и др.

Наиболее полный сборник переводов древнеегипетских литературных произведений на русский язык был выпущен Государственным издательством художественной литературы в 1958 г.

Поэтическое творчество египетского народа развивалось на протяжении ряда тысячелетий. Основные сюжеты мифов и сказок, а также многие песни, изречения, заклинания появились задолго до изобретения письменности. Первые надписи (еще очень краткие и сухие) относятся к концу IV и началу III тыс. до н. э. (хронология этого периода еще крайне спорна, так что даты следует принимать весьма условно).

Египетская письменность, воспринимавшая и перерабатывавшая устное творчество, развивалась вплоть до III в. н. э. (т. е. около 3 тыс. лет), и сюда еще можно присоединить длительный период коптской литературы, генетически связанной с древним Египтом и его культурой, хотя уже сильно измененной в условиях феодализации, и утверждения новой религиозной идеологии —христианства.

При этом надо иметь в виду, что в Египте в отличие от стран Передней Азии с древнейших времен до арабского завоевания (VII в. и. э.) господствовал один язык. Ни семитические переселенцы, проникавшие в долину Нила из азиатских стран, ни персидские, а позднее греко - македонские завоеватели не могли искоренить местную речь. В лучшем случае чужеземцы могли привить свой язык (или жаргон) небольшой части рабовладельческой знати покоренной страны, но не подавляющей массе населения. Конечно, сам египетский язык имел ряд диалектов и сильно изменялся в различные эпохи. Но во всяком случае образованные египтяне поздних времен (вплоть до греко - римского завоевания) могли разбирать и понимать письменные памятники своих далеких предков (хотя порой дело не обходилось без ошибок).

Египетские литературные произведения писались на камне, дереве, коже, иногда на обломках глиняных сосудов (острака), но начиная со II тыс. до н. э. наиболее удобным и обычным материалом для писцов стал папирус. Иногда литературные тексты писались иероглифами, но чаще нератикой (скорописью), а начиная с VII в. до н. э. в употребление входит демотика, т. е. сверхскоропись, напоминающая стенографию. На закате древнеегипетской культуры (II в. и. э.) египетские слова писались уже греческими буквами, а позднее восторжествовал коптский алфавит, выработанный на основе греческого.

Разложение первобытнообщинного строя произошло в долине Нила раньше, чем во многих других странах. Уже в IV тыс. до и. э. сложился ряд небольших рабовладельческих государств, объединившихся затем в два крупных образования: Верхний Египет (на юге) и Нижний Египет (в дельте Нила). Около 3000 г. до и. э. верхнеегипетский царь Менее покорил северные области и образовалась крупная рабовладельческая деспотия, простиравшаяся от первого нильского порога до Средиземного моря.

Основные периоды истории Египта носят название: Древнего, •Среднего и Нового царств. Кроме них различаются переходные периоды и Позднее время (после Нового царства), а также Греко - римский период.

Древнее царство (III тыс. до н. э.) характеризуется исключительным усилением централизации. Власть фараона, признававшегося верховным собственником всей земли, была неограниченной. Подданные были обязаны падать перед ним ниц («на своп животы») и целовать землю под его ногами.

Ярким свидетельством могущества фараонов являются воздвигнутые в эти зремена грандиозные пирамиды.

После промежуточного периода распадения и междоусобиц страна вновь объединилась, по прежней исключительной централизации уже не наблюдается. В период Среднего царства (около 2100 —1700 гг. до н. э.) фараонам приходится в большей степени считаться с запросами местной рабовладельческой знати и делиться с ней властью и доходами от эксплуатации угнетенной массы земледельцев —общинников и рабов.

Провинциальные центры проявляют больше самодеятельности в хозяйстве и культурном творчестве. Усиление имущественной дифференциации приводит к крупному восстанию народных масс и массовому переделу имущества, носившему, однако, стихийный характер и не изменившему классовой структуры египетского общества. Затем из Азии вторгаются воинственные кочевники —гиксосы и устанавливают свое господство. После их изгнания наступает длительная эпоха Нового царства (XVI —XI вв. до н. э.). Египет выходит из состояния былой замкнутости. Египту покоряются соседние страны: Палестина, Сирия и Нубия; оттуда выкачивается обильная дань и пригоняются десятки тысяч пленных. Значительно усиливается удельный вес рабского труда. С другой стороны, сильно развиваются торговые и дипломатические сношения с народами Азии, Африки и отчасти Европы (Эгейским миром). Более близкое знакомство с языками, бытом, литературой и искусством других стран приводит к значительным сдвигам в египетской культуре. Столкновение в среде господствующего класса рабовладельцев (жречества, военной аристократии и зажиточной прослойки рядовых свободных) вызывают значительные потрясения. В конце XV в. фараоном Эхнатоном проводится реформа, принявшая религиозную форму и окончившаяся неудачно. Позднее вновь поднимаются движения эксплуатируемых масс.

В I тыс. до п. э. Египет, ослабленный внутренними потрясениями и распавшийся на ряд мелких государств, становится добычей чужеземных захватчиков: ливийцев, эфиопов, ассириян, а после краткого периода самостоятельности (саисского) персов, греко-македонян и римлян.

Для понимания специфических черт художественного творчества египетского народа необходимо познакомиться с его своеобразными верованиями.

В египетских верованиях большую роль играли пережитки родового строя: фетишизм, тотемизм и анимизм. Эти представления оказались в Египте более устойчивыми, чем в других странах.

Культ животных принял в Египте огромные масштабы. Кошка, лев, крокодил, сокол, навозный жук и др. считались священными и неприкосновенными, что неоднократно можно проследить и в поэтическом творчестве. Огромное значение имел заупокойный культ.

На создание «жилищ вечности», т. е. гробниц, обращалось большее внимание, чем на постройку жилищ (даже дворцы фараонов воздвигались из легких и непрочных материалов и не носили монументального характера).

Для обслуживания двойника покойника (его ка —главной души, наряду с которой называются еще второстепенные) работали художники и писцы, изображавшие его самого и слуг и обеспечивавшие магическим путем его благополучие. Откровенно подчеркивалось, что вес это доступно лишь для привилегированных кругов, в первую очередь для земного бога —фараона. Лишь в поздний период классовая роль религии маскируется, и жрецы сулят блаженство бедняку в награду за труд и терпение на земле.

Хотя в Египте появились (и притом раньше, чем в Европе) Кучные наблюдения, необходимые для развивающегося хозяйства, н многие из этих открытий (особенно в математике) были позднее восприняты и переработаны греками, но явления природы в основном воспринимались в искаженном виде и обоготворялись. Возник миф о создании мира богом солнца Ра, который вышел из бутона лотоса, выросшего в предвечном хаосе. Могучая река Нил, от разливов которой зависело благосостояние страны, объявлялась благодетельным богом, насыщающим людей/Смена времен года объяснялась борьбой бога плодородия Осириса и его брата —бога пустыни Сета.

Этот миф дошел до нас в многочисленных вариантах. Однако основная канва его прослеживается довольно четко. Злой бог Сет оказывается родным братом доброго бога Осириса, который унаследовал от своего прародителя Ра царскую власть на земле.

Желая отнять у брата престол, Сет действует не силой, а хитростью. Он заманивает доверчивого Осириса в гроб, закрывает его крышкой и бросает в Нил. Гроб с трупом горячо любимого супруга, прибитый к далекому финикийскому берегу, отыскивает верная,

жена Осириса Исида. Она погребает его, а затем удаляется в болота Дельты и рожает там младенца Гора. Таясь от злобного Сета, она воспитывает сына, который полон решимости отомстить за своего отца. Он состязается со своим дядей перед судом верховных богов и возвращает себе отцовский трон. Ему удается также оживить своего отца Осириса, пожертвовав при этом собственным глазом, обладающим магической силой и возвращающим жизнь тому, кто его Проглотит.

Однако мифические образы существуют в различных вариантах, разновременные слои в которых рождают противоречия. Так, в одном из мифов богиня Исида предает своего сына и переходит на сторону Сета. В другом мифе та же Исида выступает свирепой волшебницей, насылающей на солнечного бога Ра змею. Когда несчастный бог, страдая от змеиного укуса, обращается за помощью к самой Исиде, то злая богиня берется спасти его, но с условием» что он откроет ей свое настоящее имя. По древним представлениям, узнав имя бога или человека, можно получить власть над ним. Впрочем, и сам Ра далеко не всегда оказывается благодетельным. Разгневавшись на людей, «творящих зло», он посылает против них свою свирепую дочь Тефнут, которая истребляет грешников и заливает землю кровью. Лишь с трудом удается остановить ее и спасти остаток людей.

Таким образом, богам приписываются людские страсти; зависть и коварство, любовь и верность, гнев и жалость.

Египтяне приписывали богам свои собственные хозяйственные и культурные изобретения. Оказывалось, что Осирис якобы первый научил людей обрабатывать землю и сеять ячмень и полбу, что бог Птах был первым гончаром, а бог Тот создал иероглифическую письменность. Мечта об обеспеченном труде, об улучшении жизненных условий и воспоминания о победах человеческого труда воплощались, таким образом, в фантастические представления о деятельности богов, «культурных героев».

Конечно, неоднократно зарождались и скептические мысли, нашедшие отражение и в литературе. Но в условиях рабовладельце! ой деспотии им не было простора, и трезвые высказывания, Походившие до отрицания чудес и загробной жизни, оставались изолированными. Идеалистическая же философия, тесно связанная религией, получила более систематическую разработку. Ко времени Древнего царства относится Мемфисский богословский трактат, в котором намечаются позднейшие представления о логосе. Местный бог Птах провозглашается разумом (точнее —сердцем, в котором, по египетским представлениям, зарождалась мысль) и языком богов. Все существующее (вплоть до червей) оказывалось, таким образом, воплощением его мысли. Все боги были низведены до положения ипостасей предвечного творца.

ЛИТЕРАТУРА ПЕРИОДА СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Египетская поэзия зародилась задолго до возникновения иероглифической письменности. К сожалению, богатейшее устное творчество народных масс, уходящее своими корнями во времена первобытно-общинного строя, почти полностью исчезло и судить о нем можно лишь по позднейшим пересказам. Фольклор реконструируется по позднейшим переработкам в литературе и живописи. Кое - какие сюжеты дописьменного периода были спасены от забвения художниками. Сохранились рисунки изображавшие войну мышей и кошек, шакала, пасущего гусей, и изображение квартета четвероногих музыкантов, где вместо козла и косолапого мишки фигурируют крокодил и лев, но осел и обезьяна уже занимают свое место. В этих беглых набросках ощущаются пережитки старинных верований, относящихся к тем временам, когда каждый род видел в каком - либо животном своего предка (тотема) и приписывал ему то или иное изобретение (легенды о первом скотоводе, первом музыканте и т. д.). Лишь на более поздних этапах эти сказания превратились в басни с нравоучительным или сатирическим содержанием.

Древние изображения ритуальных плясок указывали на существование обрядовой песни. Так, во время погребения особые плакальщицы и плакальщики горевали о разлуке с умершим и громко прославляли его дела. Из этих заплачек и возникла впоследствии одна из форм официальной литературы —посмертная биография.

Иное содержание носили трудовые песенки, распевавшиеся простыми людьми во время рыбной ловли, при выгоне скота на пастбище, при обработке земли и т. д. Некоторые из них записаны, например, песня о пастухе:

Пастух в воде среди рыб, Он говорит с сомом, приветливо беседует с рыбой, О, Запад! Где пастух, западный пастух?

Или напев рыбаков:

Вернулась сеть обратно, Приносит нам улов!

Как ни скудны эти остатки устной традиции, они являются для пас исключительно ценными, ибо свидетельствуют о коллективном творчестве народных масс.

Во времена родоплеменного строя типичной формой устного народного творчества были речи, с которыми мог выступать на собрании племени любой человек. О характере их мы можем судить по кратким репликам, приводимым в мифе о богах Горе и Сете. Собрание богов в этом мифе отображает в фантастической форме народное собрание седой старины, верховный же бог Ра напоминает не позднейшего фараона, а прежнего племенного вождя, который не в состоянии навести порядок и помешать спорящим оскорблять друг друга. Гор и Сет ведут спор за право владения Египтом. Их речи представляют собой лаконичные выкрики, сопровождаемые угрозами, а порой и плевками.

Когда образовалось рабовладельческое государство, этим вольностям пришел конец. Речи произносятся уже не в собрании племени, а в кенбете (совете вельмож) или в собрании военачальников, где фараон своим властным словом может оборвать споры. Сами речи строятся по определенным правилам и наиболее удачные из них записываются и после литературной обработки превращаются (как мы увидим ниже) в памятники художественного творчества, сохраняющиеся на протяжении веков.

Для рядовых людей ораторское искусство становится труднодоступным. Однако даже высокопоставленные ораторы и проповедники пользуются нередко народными изречениями. Даже сановный автор поучений Птахотеп вынужден признать, что мудрое слово можно услышать от рабыни - мукомолки.

Первые иероглифические надписи дают мало материала для истории литературы. Это —деловые записи, краткие сообщения о событиях и статистические данные.

В древнейших памятниках египетской письменности —сухое перечисление титулов и должностей, списки захваченной добычи, лапидарные погодные записи, объединенные затем в летописные своды (так называемая Палермская летопись) и т. д. Лишь во II половине III тыс. до н. э. начинают записываться произведения значительного объема.

Древнейшим литературным сборником Египта являются так называемые «Тексты пирамид». Они вырезаны на каменных стенах и окрашены зеленой краской (цвет жизни и возрождения) по приказу фараонов около середины III тыс. до н. э. Однако по своему содержанию многие из этих надписей уводят нас в незапамятные времена, к мифам о загробных странствованиях души —двойника фараона. То он превращается в свирепого первобытного охотника, истребляющего и пожирающего своих отцов и матерей —тотемных предков, типичных для родового строя, то самолично обрабатывает землю на «полях блаженных», то восседает на тропе рядом с богами. Так переплетаются здесь представления разных эпох при доминирующем учении о божественности фараона, типичном для сложившейся рабовладельческой деспотии.

Поэтическое оформление этих текстов является весьма многообразным. Особенно охотно используются аллитерации и игра слов, имеющие магическое значение. Например, бог земли Геб и глагол «гебгеб»беспокоиться или «иак»подыматься и «макт»лестница создают звучные сочетания и в то же время способствуют волшебным превращениям.

Излюбленным приемом является параллелизм, например:

При тебе твое сердце, Осирис,

При тебе твои ноги, Осирис,

При тебе твоя длань, Осирис.

И владеет он собственным сердцем,

И владеет своими ногами,

И владеет своею рукою.

Иногда одна и та же мысль выражается различными способами. Так, вознесение покойного царя на небо варьируется в формах глагола «летать», сравнивается с полетом птицы и насекомых:

И летит он, летящий далеко, Улетает от вас он, о люди, На земле его нет, он на небо. Он пронзил небеса, словно цапля. Он лобзал небеса, словно сокол, Он вскочил к небесам саранчою.

Охотно применяются такие рефрены, как «эй, куда идешь ты, сын мой, царь!».

Другим видом литературных произведений, широко распространенных уже в Древнем царстве, но сохранившим свое значение последующие эпохи, были автобиографии вельмож и чиновником, составленные большей частью уже после смерти мнимых автором. Цель их была также ритуально - магическая. Восхваляя покойника, составители старались обеспечить ему загробное блаженство. Однако содержание этих памятников отнюдь не было религиозным. Сухой перечень титулов и заслуг чередуется с живыми бытовыми сценками, причем иной раз проза перемежается со стихами. Так, например, вельможа Уна упоминает и придворные интриги, и гаремный заговор, и экспедиции в каменоломни, и поход против азиатов, причем приводит даже победную песенку с повторяющимся рефреном:

Это войско вернулось благополучно, Разорив страну бедуинов. Это войско вернулось благополучно, Снеся ее крепости.

Это войско вернулось благополучно. Срубив ее смоковницы и виноград. Это войско вернулось благополучно, Перебив в ней отряды в числе многих десятков тысяч. Это войско вернулось благополучно, Захватив множество пленных.

Третьим жанром литературных произведений, выработанным уже во времена Древнего царства, являются сборники поучений. Наиболее ранние из них приписаны вельможам Кагемни и Птахотепу. В этих произведениях, написанных тяжеловесным, цветистым языком, очевидно, непонятным для простых людей, сквозит чванство придворных подхалимов, откровенно советующих гнуть спину перед начальством. Хотя часто возносятся хвалы правде, но это пустые фразы. В конкретных советах и предписаниях господствует практицизм. Так, Птахотеп советует избегать чужих жен, ибо прелюбодеяние приводит к неприятностям и минутное наслаждение может закончиться смертью. Подчеркивается непрочность жизненных успехов.

«Никогда ты не добьешься всеобщего одобрения. Обязательно появится хищник, и возникнет распря». Человек должен применяться ко всем обстоятельствам и разумно пользоваться благами жизни, пока он молод. Хуже всего на свете —это старость. Невзгоды дряхлеющего человека описаны с поразительным натурализмом: «Зрение притупилось, и слух ослабел. Сердце стало забывчивым, не помнит того, что случилось вчера. Кости ноют от старости, нос заложен и не может дышать. И стоять и сидеть одинаково тяжело».

В XXIII —XXI вв. до и. э. Египет пережил экономический упадок п междоусобные войны, но эти потрясения не парализовали Литературного творчества. Напротив, оно получило новый стимул. Пережимаемые грозные события подточили представления о незыблемости жизненных устоев и заставили задуматься о причине перемен. На первый план выдвигались вопросы этики.

Несколько произведений дошло до нас от времени гераклео - польских царей, из которых следует назвать повесть о «Красноречивом поселянине». Герой этого произведения оказывается жертвой произвола. У него отнимает ослов с грузом некий Джхутииахт, находящийся на службе одного вельможи. Суд отказывает потерпевшему в иске. Однако в конце концов справедливость торжествует. Горячие речи необразованного человека, оказавшегося неожиданно прекрасным оратором (беда научит всему), удивляют и трогают фараона, и он приказывает наградить его сторицей, а обидчика наказать.

Таким образом, в литературе используется образ справедливого фараона, являющийся народным идеалом. Бедняки, угнетаемые вельможами и чиновниками, утешали себя надеждою на вмешательство «доброго царя». В обстановке ослабления царской власти приходилось действовать не только путем грубого насилия, но и с помощью убеждения, и поэтому оказалось целесообразным пустить в ход столь популярное среди народных масс представление о беспристрастии верховной власти.

Не случайно ораторское искусство признается доступным не только для знати, но и для простых людей. Сходные взгляды проповедуются в «Поучении гераклеопольского царя», относящемся к той же эпохе. Автор советует своему сыну милостиво обращаться с подданными, избегать жестоких наказаний, привлекать на службу способных людей из среды незнатных. Между строк можно прочесть, что фараон уже не так уверен в своих силах, как прежде. Слышатся жалобы на смуты и мятежи.

Добродетельный царь, советующий сыну утешать плачущего и заботиться о вдове, сразу меняет тон, когда речь идет о восстаниях подданных. Тут он становится беспощадным и заявляет: «Подстрекатель —это вредящий. Истреби его, убей его, уничтожь его близких, истреби память о нем и о его людях, любящих его».

В другом поучении этого периода, составленном неким Ахтоем, сыном Дуау, по - видимому, разбогатевшим простолюдином, не желающим отставать от знати и везущим своего сына в столичную школу, чувствуется практичность, доходящая до цинизма. Отец советует сыну хорошо учиться, ибо знание —путь к богатству и высокому положению. Должность писца —самое выгодное ремесло. Люди физического труда (земледельцы, каменотесы, сапожники, ткачи) прозябают в грязи и бедности. Только образование обеспечивает карьеру.







Скрыть комментарии (0)

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Литература древнего ВостокаЛитература древнего Египта »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии