Статьи  >>  Декоративно-оформительское искусство
От: LoraLines


Опубликовано: Ноябрь 17, 2010

Музейные и выставочные ансамбли 60-х годов в СССР (продолжение)

   Наиболее выразительна экспозиция первого из двух павильонов музея, посвященная началу войны и блокаде. В каменной кладке его стен сделано углубление-витрина, прямо в плиты врезаны фотографии и документы. Их немного, и главные вынесены навстречу зрителю на специально выступающих камнях. Комментирующих текстов почти нет, документы и фото говорят сами за себя. На камне шесть страниц из дневника ленинградской девочки, где она последовательно записывала, когда умирали ее родные; па последнем листке - ее последняя запись. Авторы незаметно направляют восприятие зрителя, окрашивая в черное ту часть ниши-витрины, которая отведена документам блокады, вынося на центральный постамент, в пучок света, наиболее выразительный документ - фотокопию журнала Пискаревского кладбища, вмонтированную в грубо оструганные темные доски. В журнале - скупые записи о том, сколько привезено умерших из разных районов Ленинграда; общая цифра за один только день достигает нескольких тысяч! Короткая надпись: «На Пискаревском кладбище захоронено 470 ООО ленинградцев, погибших от голода, бомбардировок и артобстрела» - завершает этот потрясающий центральный стенд. Пожалуй, только в Ленинграде с его большой художественной культурой, где блокада стала судьбой нескольких поколений, где она и сейчас еще не стала только достоянием истории, мог возникнуть такой трогающий душу музей-памятник.

Здесь использованы и свет в его режиссерской роли и сопоставление документальности экспоната и символичности среды. Это - музей-памятник, и словно поэтому его стены выложены тесаным камнем - материалом, из которого воздвигают монументы. Сама особенность облицовки приобретает символический характер, помогая создавать торя естественную и траурную атмосферу ансамбля.

Тип музея, где под влиянием интонационного строя изменяются обычные и возникают особые выразительные средства, пока существует больше в проектах. Это музей-реликвия. Подобное решение было предложено для Музея обороны Брестской крепости (М. Коник, Е. Розенблгом, А. Мошенкова) и для Музея Шлиссельбургской крепости (И. Билибин). Пожалуй, главная особенность этих проектов в том, что основными экспонатами авторы делали нетронутые развалины. Казалось бы, их трагическая убедительность не нуждается в подкреплении - важно лишь осознать их как экспонат и соответственно подать зрителю. Однако сделать это далеко не просто: руины кирпичных зданий, груды обломков, гнутое, ржавое железо - материал сам по себе далеко не эстетичный. И авторы предлагают проложить через развалины дорожку из полированного камня - путь современного зрителя, пришедшего почтить подвиг героев. Полированные плиты сразу меняют отношение к руинам, подчеркивая своим великолепием их драгоценную для потомков подлинность, настраивая зрителя на возвышенный лад. Даже внешняя непритязательность вида развалин в этом контексте воспринимается как напоминание о суровом немногословии истинного мужества и верности долгу. В ансамбль этих главных экспонатов очень тактично введены кое-где поясняющие материалы. Они помещены или в стеклянные оболочки-витрины (в проекте М. Коника, Е. Розенблюма, А. Мошенковой) или укреплены на специальных держателях (проект И. Билибина). В обоих случаях вспомогательные экспонаты обособлены от основных и не заслоняют их.







Скрыть комментарии (0)

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Музейные и выставочные ансамбли 60-х годов в СССР (продолжение)Музейные и выставочные ансамбли 60-х годов в СССР (продолжение) Музей янтаря в Паланге »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии