Статьи  >>  Декоративно-оформительское искусство
От: LoraLines


Опубликовано: Ноябрь 16, 2010

Выездные интерьеры выставочных павильонов в послевоенном СССР (продолжение)

   Осевая устремленность среднего пространства, деление экспозиции па несколько частей, расположенных на разных, постепенно повышающихся уровнях, формы пилонов - все это в какой-то мере ассоциируется с особенностями павильона СССР в Париже 1937 года.

От монументального и величавого «главного нефа» боковые части ансамбля отличало подчеркнутое изящество оформления, что достигалось ажурностью основных декоративных установок. Сквозные, контурные по своему характеру, они контрастировали с подчеркнуто массивными, почти статуарными экспонатами среднего нефа. Это помогало не только сделать непохожими разные зоны, но и связать экспозицию с окружающей ее интерьерной средой. Вещи, свободно поставленные в едином большом пространстве в центре павильона, авторы подавали как объемы, видимые со всех сторон, подчеркивая их трехмерность и пластику. Располагая декоративные установки на хорах, на фоне стеклянных, почти неощутимых стен и четкой графики архитектурных конструкций, проектировщики делали их ажурными, прекрасно воспринимавшимися на просвет (стенды «Международный географический год» Б. Виленского и «Меха» А. Побединского).

Вместе с тем это первое наше послевоенное выступление на Всемирной выставке не было свободным и от недостатков. Желание показать, чего достиг Советский Союз, обусловило поставленную перед художниками задачу сочетать в экспозиции почти несоединимое: демонстрацию машин, механизмов, приборов, образцов промышленного и сельскохозяйственного сырья с показом произведений изобразительного искусства в общем пространстве павильона. Естественно, что подобные условия не благоприятствовали построению целостного ансамбля.

От ансамбля павильона СССР в Брюсселе экспозиция советской выставки в Нью-Йорке в 1959 году (главный художник К. И. Рождественский) отличалась прежде всего по композиции. Вынужденные, как и прежде, ориентироваться на определенный интерьер, проектировщики сумели превратить его в специфически выставочный мир, активно помогавший раскрыть суть материала и ярче подать его зрителю. Павильон в Нью-Йорке представлял художникам две зоны: очень большое, высокое, почти кубическое среднее пространство и окружавшие его низкие, вытянутые в длину помещения па хорах и под ними.

Пожалуй, проще всего было закрепить геометрический центр вертикалью, тем самым доведя до предела симметрию и статичность пространства. Однако проектировщики сделали иначе, противопоставив его спокойствию динамичность главной декоративной установки и всего экспозиционного комплекса. Он слагался из громадного сложно изогнутого пятиугольного пилона из сверкающего металла, скульптуры «Рабочего» (автор А. Зеленский) , шеренги четырех трехгранных призм с изображениями советских людей и вертикально поставленного параллелепипеда с портретом Ленина (авторы А. Гончаров, В. Эльконин, А. Васнецов, Б. Милюков). Элементы этого комплекса имели разную ориентацию и форму, что создавало ощущение динамики, вносило в статику кубического пространства бодрую, энергичную ноту. Вместе с тем строгость общего построения не нарушалась, ибо расположение основных элементов главного комплекса соответствовало направлению сторон и диагоналей кубического пространства. Благодаря тем же свойствам средний комплекс великолепно «держал» пространство, становясь его настоящим центром. Сама значительность его идейного содержания, обобщение, выражавшее суть экспозиции, превращали его в сердце ансамбля.

Новой была не только свободно развивающаяся многоосевая пространственная композиция, по и главный акцент в форме целого комплекса элементов, включающего произведения монументального искусства, сами натурные экспонаты и неизобразительные декоративные формы.

Как и в Брюсселе, под стать общему решению было и оформление отдельных разделов. Их авторы тоже исходили из особенностей архитектуры помещений. Если в Брюсселе стеклянные стены диктовали ажурность оформления, то в Нью-Йорке глухие поверхности поощряли введение графических стендов, фотопанно, фотомонтажей и других «непрозрачных» элементов. Поддерживая крупный масштаб экспонатов средней части ансамбля, художники использовали большие изображения и фото. Наиболее ярко решенными оказались разделы «Медицина», где оборудование подавалось на фоне огромных веток цветущих яблонь (К. И. Рождественский), зал «Трудовые резервы» (В. Роскин и К. Сапегин) с его интересной компоновкой фотографий и моделей.

Начало 60-х годов отмечено не только большими успехами искусства экспозиционного ансамбля, но и исключительно быстрым темпом его развития: Брюссель и Нью-Йорк разделяла дистанция в годы, следующий шаг - выставка в Париже - был сделан уже в 1961 году. Здесь получило воплощение многое из того, о чем задумывались авторы брюссельского павильона СССР после его осуществления и что косвенно отразилось в их итоговых статьях. Если выставка в Нью-Йорке была решена на одном искусственном освещении, что диктовалось условиями зала «Колизей», то в Париже, получив помещение с дневным светом, авторы построили систему интерьеров, где использовали и естественное и искусственное освещение.







Скрыть комментарии (1)

Io - Октябрь 7, 2014

Фото для "Выездные интерьеры выставочных павильонов в послевоенном СССР (продолжение)" Фото для "Выездные интерьеры выставочных павильонов в послевоенном СССР (продолжение)"




Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Интерьеры выставочных павильонов в послевоенном СССР (продолжение)Прожектора и рефлекторы - Выездные интерьеры выставочных павильонов в послевоенном СССР (продолжение) »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии