Статьи  >>  Декоративно-оформительское искусство
От: LoraLines


Опубликовано: Ноябрь 16, 2010

Интерьеры выставочных павильонов в послевоенном СССР (продолжение)

   Элементы театрализации и усиление зрелищности показа ощутимы и в проекте новой экспозиции Музея этнографии в Ленинграде (В. А. Сулимо-Самуйло, А. М. Ляндсберг, Е. Г. Г. Дейр, Л. И. Цорн, И. Е.Оминин, А. Г. Скрягин, А. М. Яковлев, 1954- 1956). Это характерно не для исторических разделов, решенных академически сдержанно, а для центрального Мраморного зала, отведенного под советский отдел. Не желая дробить современный материал, боясь лишить его дыхания жизни, авторы предпочли, отказавшись от традиционного показа, демонстрировать зрителям специально снятые диапозитивы. Все среднее пространство зала занимал гигантский экран, выложенный прямо на полз в форме огромной карты СССР. На него проецировалось изображение с помощью проектора особой конструкции. Картины жизни разных народностей возникали на карте в тех местах, где живут эти люди. Сами зрители размещались на хорах за колоннадой, обрамляющей весь зал. Подобный прием, совмещающий документальность и обобщенность, непосредственность показа и его символичность, элементы познавательные и зрелищные, несомненно, весьма интересен и остался не выполненным лишь из-за недостатка средств. Зато потом эта идея вновь возрождается уже не в музее, а на выставке в совершенно иных формах у авторов, возможно, и не знавших о старом проекте и как бы вновь открывших принцип сочетания символики и документальности.

Во второй половине 1950-х голов вместе со всем декоративным искусством экспозиционный ансамбль вступает в новый период. Чтобы разобраться в его особенностях, обратимся к ряду примеров, начав с павильона СССР на Всемирной выставке в Брюсселе (1958).

Помимо изменения общей направленности декоративных искусств к новшествам склоняла архитектура выставочного здания, принципиально отличная от прежней. Советский павильон был исполнен как легкая прозрачная оболочка, словно вычленяющая часть общего пространства территории выставки. Он давал возможность создать единый экспозиционный комплекс, не разграниченный глухими перегородками, а слагающийся из слегка намеченных пространственных зон-разделов. Благодаря этому появилось новое качество - обозримость ансамбля: его можно было охватить одним взглядом, получив самое общее представление о содержании и композиции.

Взяв исходные свойства здания за основу, авторы (К. И. Рождественский и возглавляемый им коллектив) подчинили интерьеры задачам выставочного ансамбля. Прежде всего они изменили первоначальную форму пространства. Слишком широкое, оно казалось низким, приземистым. По предложению художников сюда были введены высокие, стройные пилоны - красные, с серебристой стальной окантовкой. Как двойная колоннада, они вычленили средний неф пространства, сохраняющий общую высоту помещения и поэтому гораздо стройнее. Разумеется, не одна лишь формально-композиционная задача заставила ввести эти пилоны: авторы последовательно добивались торжественности и монументальности общего облика. Этому отвечала избранная планировка, создававшая длительный постепенный подход к статуе Ленина, помещенной в глубине среднего нефа на фоне панно с изображением Москвы. От самого входа в павильон поднималась очень широкая лестница, за ней начинался торжественный шаг пилонов, и, наконец, несколько пологих ступеней подводили к статуе.







Скрыть комментарии (1)

Io - Октябрь 7, 2014

Фото для "Интерьеры выставочных павильонов в послевоенном СССР (продолжение)"


Павильон []

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Залы, оформленные Трауготом, экспозиционное искусство в ЛенинградеВыездные интерьеры выставочных павильонов в послевоенном СССР (продолжение) »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии