Статьи  >>  Декоративно-оформительское искусство
От: LoraLines


Опубликовано: Ноябрь 16, 2010

Залы, оформленные Трауготом, экспозиционное искусство в Ленинграде

   Новизна залов, оформленных Трауготом, была замечена, вызвала споры, нашла противников и защитников. Сейчас, в исторической перспективе, прогрессивность этой работы совершенно очевидна. Автор не полагался целиком на впечатляющую силу текстов и документов - он искал путь эмоционального воздействия на зрителя, иносказанием, ассоциацией вызывая нужное настроение. Истолковывая таким образом документальный, цифровой, фотографический и натурный материал, художник как бы внутренне подготавливает зрителя к его восприятию. В этой эмоциональной атмосфере ярче и полнее раскрывался экспонат.

Она началась с 1953 года, к 1954 году принципиальные новшества были уже осуществлены в зале, посвященном теме «Экономика и городское хозяйство Петербурга с 1861 по февраль 1917 г.», а затем в зале «Революционное движение периода 1890 - февраля 1917 гг.». Весь ансамбль был завершен к 1957 году, когда музей открылся в особняке на набережной Красного флота. В оформлении других разделов участвовали Ф. Беренштам (залы истории Петербурга с 1730-х по 1850-е гг.), Л. Цорн, И. Гуревич, К. Козьмин (залы советского периода с 1917 по 1957 гг.).

В зале «Экономика и городское хозяйство Петербурга с 1861 по февраль 1917 г.» вдоль всех стен шел единый пояс красной кирпичной кладки, па котором размещались документы, фотографии, модели, предметы. Помещенные без привычных паспарту и багетных рамок, без щитов и постаментов, они живо и убеждающе обращались непосредственно к зрителю. Краснокирпичные стены рабочих домов, казарм, фабрик и заводов - вот та эмоциональная среда, в которой полнее можно понять и ощутить суховатую информацию цифр, текстов и скупых натурных экспонатов.

В зале «Революционное движение периода 1890 - февраля 1917 гг.» материалы были также размещены на фоне охватывающего весь зал пояса, который слагался из фотокопий газет тех лет, биржевых акций, ценных бумаг и делился на многие выделенные цветом зоны. Каждая из них посвящена определенному событию и отмечена точной датой. Как непрерывная лента хроники, этот пояс связывал все события в единую цепь, напоминая о безостановочном течении жизни. Вместе с тем это не равнодушная фиксация фактов, революционное движение воспринимается автором как чередование поражений и побед. Публицистическая острота диктует определенность цветовой характеристики. Кадры, посвященные событиям трагическим, чуть тронуты серым топом: победы революции отмечены приглушенным красноватым цветом. Ни газетный фон, ни подцветка не спорят с подлинными документами, экспонатами, со старыми фотографиями, настраивая зрителя на нужный лад. В чередовании кадров, в расположении экспонатов в пределах фриза нет строгой симметрии и рационалистичности. Их резкий, порой скачущий ритм передает напряженность хода событий.

И в том и в другом зале Г. Траугот не ставит декоративных перегородок, не подвешивает специальных потолков, формально не меняя конфигурации пространства. Однако введение единого широкого фриза перестраивает композицию зала, укрупняя масштаб, придавая горизонтальную устремленность. Учтены и функциональные моменты: располагая фриз на уровне глаз, автор создает наилучшие условия для обозрения. Иными словами, здесь в преображенном и переосмысленном виде вновь получают дальнейшее развитие достижения советского экспозиционного искусства конца 20-30-х годов.







Скрыть комментарии (0)

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Прогрессивный характер развития экспозиционного искусства в ЛенинградеИнтерьеры выставочных павильонов в послевоенном СССР (продолжение) »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии