Статьи  >>  Архитектура и скульптура
От: marina51


Опубликовано: Ноябрь 29, 2010

Обширная зеленая зона

   Были пробиты по шаблону вдоль и поперек прямые аллеи, не имеющие ни реального замысла, ни архитектурной привязки. Постановка в центре пересечения этих осей памятника И. Е. Репину и фонтана еще более усилила ощущение пространственного «сквозняка» и неуютности сквера.

Более оправданна регулярная форма зеленых островков на площади Свердлова (архитектор Долганов): здесь они согласованы с центральной осью и колоннадой Большого театра.

Обширная зеленая зона перед высотным зданием МГУ, подобно Химкинскому парку, оказалась своеобразной проекцией архитектуры на плоскость, проросшей «тенью» каменной громады. Природные особенности здешнего участка исключительны: дивный вид на Москву и синеющие дали пригородов, плавная выпуклость рельефа. И сейчас, как всегда, этот вид восхищает, наполняет нас чувством гордости. Но романтика, живописность, поэзия ландшафта в планировке парка больше бы выиграли, если бы парк не был отъединен от бровки Ленинских гор.

В 60-х годах в садово-парковом искусстве утвердилась мысль, что главное для зелени - органичность и естественность ее существования. Градостроители начинают признавать, что именно внутриквартальные зеленые островки должны стать главной формой озеленения города. Между домами разбиваются лужайки и заросли. Так было в 9-м квартале Новых Черемушек, где строители сумели сберечь растущие деревья. Иногда проектировщики сохраняют природные неровности рельефа. У стен зданий вновь обнажилась земля, потянулись растения. Практика стала сближаться с научной теорией. Об этой критической переоценке взглядов свидетельствуют труды, изданные в 60-е годы.

Освоение и благоустройство лесных окраин Большой Москвы

   На первое место вышел человеческий фактор, эмоциональное и психофизиологическое восприятие зелени. Зеленая архитектура начала трактоваться не как задник и фон, а как среда, предназначенная для того, чтобы жить в ней. Взамен расчерченного курдонера перед солидными зданиями появились идиллические лужайки с группой берез. Зеленые островки разместились там, где сливаются Ленинградское и Волоколамское шоссе. Кое-где появились газоны, по которым разрешается ходить. Зелень чаще дается в контраст застройке, в духе «искусственной естественности». Вновь прокладываемые дорожки парков стали извилистыми, а пруды естественно изрезанными в своих очертаниях. Получили признание случайные формы: пень, валун, корявое дерево. Постепенно отмирают высокие копьевидные ограды и напыщенные пропилеи входов в парки.

В проектах Ботанических садов в Москве (И. И. Петров) и в Киеве (А. В. Власов и Н. Н. Гришко) в основу лег принцип естественности ландшафта. При реализации этих проектов в 60-е годы черты пейзажности были еще усилены. Небольшой ручей в Главном Ботаническом саду в Москве получил прямо-таки романтическую обработку: груды камней, зеленые гроты, плакучие ивы, прихотливо змеящийся ручей среди густых трав, крошечные водопадики. Прекрасны березовые рощи и дубравы этого парка, его луговины, искусно устроенные альпинарии.

Существенным новшеством явилось освоение и благоустройство лесных окраин Большой Москвы, в частности берегов Клязьминского и Пироговского водохранилищ, где выросли пансионаты, кемпинги, водноспортивные станции, укрытые в сосновых борах.

Серьезная работа по озеленению промышленных территорий

   Сохранение природной лесной среды было предусмотрено в новых городах-спутниках, например в Зеленограде. Хорошо задуман проект лесной части Ижевска (Ю. Курбатов, Н. Хомутецкая). Куски нетронутого леса с его естественным подлеском, слоем хвои и листвой, характерным содружеством различных растений все больше проникают и в городские насаждения. Такой тип озеленения не только обладает полнотой благотворного воздействия на человека, но и более жизнеспособен, обеспечивая нормальное развитие растений, нужный для них водно-воздушный режим. Примером может служить Академгородок в Новосибирске.

Серьезная работа проделана по озеленению промышленных территорий в Москве (заводы «Калибр», «Электросила») и других городах. Московская кольцевая автодорога протяженностью более ста километров - один из примеров обильно и красиво озелененной трассы, вписанной в ландшафт, живописно расчлененный могучими зелеными массивами и светлыми просторными разрывами. Интересно задуман новый водноспортивный комплекс площадью в 750 гектаров в живописной пойме Москвы-реки между Филевским парком и Серебряным бором (П. В. Помазонов и Б. П. Тобилевич).

Главной осью этого комплекса является широкий длинный канал для лодочных состязаний, протянувшийся между лесистыми склонами. По сторонам создается система прудов, насыпанных холмов, а также построек спортивного и гостиничного типа. Высокие зеленые берега образуют широкую естественную раму. В состав этого комплекса органично входит судоходная река, прекрасные заливы Серебряного бора, тенистые заросли Кунцевского парка и созданные скульпторами, архитекторами, художниками декоративные произведения. Возможно, этот район со временем станет самой привлекательной зоной новой Москвы.







Скрыть комментарии (0)

Извините, Ваш аккаунт не имеет доступа к добавлению комментариев.


« Вернуться
« Правительственные решения об охране ландшафтаЗамок-крепость из камня »

Картины Малевича
Картины Шагала
Мирискусство

  
Философские школы Китая

Литература Индии