От: Бирюкова Ирина
Опубликовано: Сентябрь 21, 2009

Серебрякова Зинаида Евгеньевна

(1884, имение Нескучное Белгородского уезда Курской губ. — 1967, Париж). Живописец, график.

Серебрякова Зинаида Евгеньевна

  Зинаида Серебрякова (урожденная Лансере) выросла в семье с художественными традициями: она — дочь скульптора Е.А. Лансере и Е.Н. Бенуа, сестра художника Е.Е. Лансере, племянница художников Альберта и Александра Бенуа. В 1886 после ранней смерти отца будущая художница переехала с матерью и братом в дом деда. С детства она писала акварелью, которая была чем-то вроде «семейной профессии». Постепенно рисование стало любимым занятием, при этом Зинаида особенно упорно разрабатывала отдельные мотивы — это будет характерной чертой на протяжении всего творчества. На нее особое впечатление произвели рассказы об Италии и шедеврах Ренессанса, а также увлечение А.Н. Бенуа творчеством А.Г. Венецианова, которое он буквально «открыл» для зрителей рубежа XIX и XX вв. После окончания гимназии в 1901 последовала учеба в Рисовальной школе М.К. Тенишевой у И.Е. Репина. Однако из-за слабости здоровья пришлось на время отказаться от поступления в какое-либо специальное художественное заведение и на лето уехать с матерью и сестрами в Италию, где удалось воочию познакомиться с наследием мастеров Возрождения. В 1903-1905 Серебрякова занималась в мастерской О.Э. Браза и копировала в Эрмитаже картины старых мастеров.

  В 1905-1906 она училась в Париже в Академии Гранд Шомьер. В Париже на художницу особо сильное впечатление произвели работы О. Ренуара и Э. Дега. По возвращении из Парижа она сразу уехала в имение Нескучное, где долго прожила почти безвыездно. Здесь Серебрякова устраивала праздники для крестьянских детей и для своих, снова писала много этюдов на крестьянскую тему и пейзажи. В ;)то время она обратилась к масляной технике, начала тщательно прорабатывать детали, светотеневую моделировку, сказались впечатления от искусства «старых мастеров». Однако в 1909 появиласъ работа, которая разительно отличается от всего того, что было сделано раньше. Это автопортрет в зеркале «ЗА ТУАЛЕТОМ» (ГТГ). Сложно поверить, что он написан зимой, и художница оставила воспоминания об этой работе: «Зима в этот год наступила ранняя, все было занесено снегом, но в доме тепло и уютно, и я начала рисовать себя в зеркале». Произведение в том же году было приобретено в числе нескольких работ на крестьянскую тему Третьяковской галереей с выставки Союза русских художников. Критика отмечала радость, «улыбку во весь рот» искусства художницы. Сама она также говорила о необыкновенном счастье тех лет в искусстве и в жизни — у Серебряковой было четверо детей, и свою радость жизни она переносила в портреты близких людей: O.K. Лансере (1910), Н.Г. Чулковой {1910), портрет матери Е.Н. Лансере (1912). Она не работала на заказ, и ей позировали только близкие люди. В портретах Серебрякова, остро чувствуя индивидуальный характер модели, в то же время придавала ей черты искомого идеала, который внешне был похож на саму художницу, — так появился «серебряковский» тип. Несколько особняком стоит работа «ПЬЕРО. АВТОПОРТРЕТ В КОСТЮМЕ ПЬЕРО» (1911), в котором Серебрякова подобно художникам объединения «Мир искусства» создала свой театрализованный образ.

  В 1912-м году художница вступила в «Мир искусства». В этот период поисков путей дальнейшего развития русского искусства, появления большого количества авангардных течений А.Н. Бенуа и Е.Е. Лансере видели будущее русского искусства в обращении к классике, многие мастера работали в монументальной живописи. Для этого нужно было возродить культ человека в искусстве, единства духовной и телесной красоты, как это было в античности и Ренессансе. Близкий к «Миру искусства» критик С. Маковский писал, что «нагота человека представляет для современной живописи основу всякого синтеза, вдохновенного стиля, монументальной идеализации». Серебрякова словно впитала все эти тенденции, и в 1910-х в ее творчестве стали появляться произведения монументально-эпического характера («КУПАЛЬЩИЦА», 1911; «БАНЯ», 1913). Кроме того, она хотела создать образ совершенной человеческой пластики. Натурщицами служили молодые крестьянки, но индивидуальные черты Серебрякова типизировала. В этих работах особенно заметно влияние «купальщиц» А.Г. Венецианова — в 1911 в Русском музее открылась выставка его произведений.

  Весной 1914 года художница приступила к полотну «ЖАТВА», работа над которым продолжалась до 1915. года В это время она снова посетила Италию, и впечатления от искусства мастеров Возрождения оказали влияние на решение этого произведения. Удачные фрагменты забракованных ею полотен художница сохраняла и превращала в самостоятельные произведения («ДВЕ КРЕСТЬЯНКИ», 1914; «КРЕСТЬЯНЕ», 1914; «КРЕСТЬЯНКА С КВАСНИКОМ», 1915). Следующим монументальным произведением стала картина «БЕЛЕНИЕ ХОЛСТА» (1917), над которой Серебрякова тщательно работала два года. Удачи в области монументальных образов не остались незамеченными: в 1915 Серебрякова были приглашена участвовать в росписях Казанского вокзала в Москве. Общий план оформления был разработан А.Н. Бенуа. В его основе лежала мысль о том. что Казань находится между Европой и Азией, Серебряковой были предложены четыре аллегорических панно «Индия», «Турция», «Сиам», «Япония». Она выполнила их в виде прекрасных обнаженных женщин. Однако по вине правления Казанской железной дороги работа завершена не была. С середины 1910-х в творчестве Серебряковой особое значение приобрела тема детей. В 1914 она исполнила групповой портрет своих детей - «ЗА ОБЕДОМ» (1914). Полны прелести и обаяния образы детей, созданные Серебряковой и в более позднее время: «КАРТОЧНЫЙ ДОМИК», «МАЛЬЧИКИ В МАТРОССКИХ ТЕЛЬНЯШКАХ» (обе - 1919). В 1919-м Серебрякову постигло горе: она потеряла горячо любимого мужа (Б.Н. Серебряков умер от тифа) и осталась в 35 лет вдовой с четырьмя детьми. В 1920 она служила в недавно организованном Археологическом музее в Харькове, созданном на базе Харьковского университета, писала портреты сотрудников музея на фоне экспонатов, мечтала написать картину «Нарцисс и нимфа Эхо». Осенью она вернулась в Петербург, так как была приглашена на должность профессора Академии, поселилась в квартире деда, писала портреты близких, автопортреты. Из-за сложностей с масляными красками и темперой Серебрякова обратилась к пастели.

  В 1920-х художница заинтересовалась балетом и создала последнюю значительную серию работ — портреты балерин Государственного академического театра оперы и балета, а также картины, посвященные сценам закулисных приготовлений. В 1924 с помощью А.Н. Бенуа Серебрякова выехала во Францию и осталась в Париже. В 1925-м году к ней присоединился сын Александр, в 1928 — дочь Екатерина, с остальными детьми художница оказалась разлучена. Она много работала на заказ и стала известна как мастер женского и детского портрета, но получаемых гонораров едва хватало на жизнь. У Серебряковой не было ни мастерской, ни натурщиков, и многим замыслам не суждено было осуществиться. После выставки в 1928-м в Брюсселе Серебрякова получила заказ от барона Броуэра и для работы над портретом его жены и дочери посетила с ними Марокко, где написала также работы о жителях этой страны. Только незадолго до смерти состоялась первая выставка работ Серебряковой в СССР - в 1965-м году.

по материалам  [ 1, 5 ] см. Список литературы