От: Бирюкова Ирина
Опубликовано: Июнь 28, 2009

Гончарова Наталья Сергеевна

(1881, село Нагаево Тульской губ. - 1962, Париж, Франция). Живописец, график, художник театра.
 
Гончарова Наталья Сергеевна
 
 
Н.С. Гончарова принадлежала к дворянскому роду Гончаровых. Она приходилась правнучатой племянницей А. С. Пушкину, ее прадед, С.Н. Гончаров, был родным братом Натальи Гончаровой — супруги поэта. Художница родилась и провела детство в имении бабушки в Тульской губернии. Постоянное общение с крестьянами оказало влияние на восприимчивую девочку и впоследствии отразилось в ее самобытном художественном творчестве.
 
Гончарова Наталья Сергеевна
 
1907 г., Автопортрет с тигровыми лилиями.  Масло на холсте. 101x132 см. Третьяковская галерея, Москва
 
В 1892 Гончарова с отцом, архитектором и математиком Сергеем Гончаровым, переехала в Москву, где окончила гимназию «на краю золотой медали». Однако на уроках рисования она выделялась разве что сложностью выбираемых образцов. Гончарова с раннего детства любила ручной труд, он был ее потребностью. Девочка не играла в куклы, но вырезала из бумаги «садики». После гимназии она поступила на медицинские курсы, где проучилась очень недолго. М. Цветаева писала, что художница не вынесла «мужеподобного вида студенток-медичек». Затем столь же недолго она училась на историческом факультете Высших женских курсов. Но накануне экзаменов Гончарова буквально сбежала в класс скульптуры МУЖВЗ (1901), где училась у знаменитых скульпторов С.М. Волнухина и П.П. Трубецкого. Ее выбор был продиктован все той же страстью к ручному труду, потому что скульптура в большой степени — дело рук. Знакомый по училищу М.Ф. Ларионов был первым, кто отметил живописный дар Гончаровой: «У вас глаза на цвет, а вы заняты формой. Раскройте глаза на собственные глаза!» Гончаровой было тогда восемнадцать лет, М.Ф. Ларионову — столько же. С тех пор и на долгие годы они стали неразлучны. Художница перешла в мастерскую живописи К.А. Коровина и в 1904 получила малую серебряную медаль за живописные этюды. Однако вскоре она была вынуждена оставить учебу из-за слабости здоровья. С поездкой в Крым в 1903-м году связан расцвет импрессионистического периода в творчестве Гончаровой. Художница привезла с юга акварели и пастели, наполненные светом и солнцем, которые охотно покупали московские собиратели современного искусства А.И. Морозов, Н.П. Рябушинский. Дальнейшая эволюция творчества Гончаровой отражает путь русского искусства начала XX в. В 1906 она отошла от импрессионизма, недолго увлекалась кубизмом и, наконец, обратилась к синтезу кубизма и примитива. Художница использовала традиции лубка, русской иконы. Она была в этом не одинока, но ее произведения отличались по тематике. Гончарова обращалась в своих работах к крестьянской и религиозной темам («СБОР ПЛОДОВ», 1907-1908; «УБОРКА ХЛЕБА», 1907, ГРМ; «БЕЛЕНИЕ ХОЛСТА», 1908; «РЫБНАЯ ЛОВЛЯ», 1908, ГТГ; «КРЕСТЬЯНЕ, СОБИРАЮЩИЕ ЯБЛОКИ», 1911, ГТГ; «СБОР ВИНОГРАДА», 1911, «ЕВАНГЕЛИСТЫ», 1910, ГРМ). Очевидно, в этих произведениях сказались долгое общение с крестьянами в детстве, проникновение в образы народного сознания.
 
1911 г., Н.С. Гончарова, Крестьяне.  Холст, масло. 131x100,5. Государственный Русский музей
 
1911 г., Н.С. Гончарова, Крестьяне.  Холст, масло. 131x100,5. Государственный Русский музей
 
В 1911 Гончарова обратилась к новому направлению в искусстве — лучизму, основателем которого был М.Ф. Ларионов («АЭРОПЛАН НАД ПОЕЗДОМ», 1915, ГРМ; «ДИНАМО-МАШИНА»), Однако художница скоро отошла от этого искусства и вернулась к примитиву. Она работала над панно, занималась декоративной скульптурой, исполнила лубочные графические листы, посвященные православным святым («Жизнь великомученицы Варвары», «Житие свв. Флора и Лавра» и др.). 24, марта 1910-го года Гончарова устроила в помещении Литературно-художественного кружка Общества свободной эстетики в Москве первую персональную выставку, которая закончилась, правда, судебным разбирательством, так как полиция усмотрела порнографию в двух ее картинах. Вместе с М.Ф. Ларионовым и другими единомышленниками Гончарова принимала участие в организации первых авангардистских выставок в Москве: «Бубновый валет» (1910— 1911), «Ослиный хвост» (1912), «Мишень» (1913) и «№ 4. Футуристы, лучисты, примитив» (1914). Вместе с М.Ф. Ларионовым художница иллюстрировала и оформляла футуристические книги. Гончарова участвовала также в выставках восстановленного объединения «Мир искусства» в 1911-1913 годах.
 
Испанки. Около 1916 г., Бумага, графитный карандаш,  64,2 х 49 см., Государственная Третьяковская галерея
 
Испанки. Около 1916 г., Бумага, графитный карандаш,  64,2 х 49 см., Государственная Третьяковская галерея
 
В 1914 Гончарова исполнила для Русского балета С.П. Дягилева в Париже декорации к оперно-балетному спектаклю «Золотой петушок» на музыку Н.А. Римского-Корсакова. Вернувшись в Москву, она оформила спектакль «Веер» К. Гольдони для Камерного театра. Тонкий театрал К.А. Сомов высоко оценил использованное Гончаровой «лубочное» цветовое решение сценического действия. В июне 1915 Гончарова по приглашению С.П. Дягилева вместе с М.Ф. Ларионовым отправилась в Швейцарию, побывала в Италии и Испании, а в 1918 они поселились в Париже. С этого времени художница много работала для театра. В 1920-х она была одним из основных художников Дягилевской труппы и оформила такие балеты, как «Испания» М. Равеля, «Свадебка» и «Жар-птица» И. Стравинского. В то же время она исполнила иллюстрации к «Сказке о царе Салтане» (1921) для берлинского издательства и к «Слову о полку Игореве» (1923) для издательства в Мюнхене. В 1930— 1940-е Гончарова сотрудничала с Русским балетом Монте-Карло и труппой Иды Рубинштейн. Но на протяжении всех лет работьг в театре Гончарова продолжала заниматься живописью. Ее творческая манера, основанная на искусстве русского примитива, впитала в себя родственные черты фовизма А. Матисса и экспрессионизма. Каждую тему художница решала теперь в виде живописных циклов. Ее «Орхидеи», «Магнолии» и «Павлины» близки архетипичным образам так же, как ее первые работы в области примитива в России. Особенно это заметно в картине «ПАВЛИН И СОЛНЦЕ», в которой хвост птицы уподоблен солнцу или солнце превращено в павлина. Марина Цветаева называла эти произведения Гончаровой «иконными вещами». За ними последовали «Рыбы» и «Колючие букеты», в которых художница развивала тему красоты природы. Особенно показательны в этом отношении «Букеты». Внимание Гончаровой привлекали, казалось бы, такие «непривлекательные» растения, как артишок или чертополох. Но Гончарова сумела разглядеть в них своеобразную красоту. Цикл «Испанки» стал последней крупной работой художницы. Эти удивительные по цветовому решению произведения один французский критик, по воспоминаниям Марины Цветаевой, сравнил с соборами, а сама поэтесса — с кружевными цитаделями. В эмиграции Гончарова работала чрезвычайно много, но едва ли половина ее произведений оказалась востребованной. В 2000 году большинство работ парижского периода были экспонированы на персональной выставке Гончаровой и Ларионова в ГТГ и переданы наследниками в собственность галереи.

по материалам  [1, 4] см. Список литературы    
 
 

 
Галерея картин Гончаровой Н.С. ( картины Гончаровой Натальи Сергеевны )